Ю. Авербах: «Награды Ботвинника в сегодняшнем программировании нет никакой. И это было непосредственным последствием его природы»

В издании «Большой город» размещены мемуары Ю. Авербаха, где известный гроссмейстер, например, дал ряд оценок личности шестого чемпиона М. Ботвинника, столетие со дня рождения которого заметил клетчатый мир:

«Среди знаменитых шахматистов также были маньяки, с которыми нельзя рассуждать. К примеру, Зеленщик. Он осознавал диалог как диалог — он что-нибудь сообщает, а ты слушай. Меня это сразило, Зеленщик был персонаж моего детства. И когда я с ним встретился, то был потрясен, что он ничего не оценивает. Он даже не торгуется, ему понятно все, никаких дискуссий быть не в состоянии. Это качество характера. Он, к слову, был упрямый сталинист. Однако я все же с ним торговался. Он 30 лет колотился над образованием компьютерной платформы, которая играет как человек, а конкретнее, как он. Мы так как сами практически не знаем, как мы полагаем, а Зеленщик думал, что знает. И в образовании собственной компьютерной платформы он тянулся по пути обрезания «неправильных» версий, однако как это сделать, он так и не выдумал. В настоящее время платформы создаются на быстроходности и на огромном количестве версий, перед которыми наш головной мозг не в силах. Награды Ботвинника в сегодняшнем программировании нет никакой. И это было непосредственным последствием его природы и убеждения, что верно, а что ошибочно. Мне в 1957 году рекомендовали возглавить команду программирования, и я отказался только потому, что считал себя не настолько точно организованным, как следующее поколение математиков. А Зеленщик был еще старше, ему было еще труднее, и хоть его платформа и посила название «Пионер», шахматисты назвали ее «Старик». Я именно с ним торговался, когда он за это дело принялся. Тогда я был спарринг-партнером М. Моисеевича, мы с ним регулярно играли».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *