А. Широв: «Меня невозможно думать продуктом Школы Ботвинника-Каспарова»

До начала Приза мира А. Широв участвовал в 4-ой сессии Клетчатой школы Северо-Западного государственного округа, а попутно дал интервью веб-сайту nwchess.ru. Сегодня, в контексте проходящего в Столице Мемориала Ботвинника любопытен кусок интервью, в котором латвийско-испанский гроссмейстер сообщил о собственном становлении и работе в роли тренера.

В 13 лет А. в погоне за мастерской нормой даже предпочел чемпионат Латвии обучению у патриарха.

«Отказаться от приглашения в клетчатую школу Ботвинника было занятием крайне опасным, повторно могли не пригласить, — припоминает Широв. — К великой радости, мне свезло, меня позвали на следующую сессию школы. … Всё, что говорил Каспаров, для меня было крайне любопытно. С Ботвинником я чувствовал некоторый дискомфорт. При моем большом почтении к М. Моисеевичу, на очень многие вещи в шахматах я глядел по другому, чем он, все же ему было 75 лет. Однако вот протестовать патриарху русских шахмат было непросто, Зеленщик не обожал мнений хороших от его.

Я думаю, меня невозможно думать продуктом школы Ботвинника-Каспарова, впрочем я ей и крайне признателен. Все же я из латвийских шахмат. До 11 лет мною занималась Вия Яновна Рожлапа, а затем, когда мои необходимости повысились, в моей клетчатой биографии вышли иные латвийские шахматисты Янис Клованс, Иван Раусис, А. Шабалов. С 14 лет меня стал упражнять В. Константинович Багиров, который возможно работал тогда лишь с самыми лучшими шахматистами. С 1987 года также стартовало продуктивное партнерство с Зигурдсом Ланкой. Конечно же, что мой прогресс в шахматах пошёл существенно стремительней».

‹ Show must go on
Наверх
Памятник Ботвинника: день упущений Магнуса Карлсена ›

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *